Среда / 23 августа / день Дракона

Солнечные часы истории

417 | Г. Кваша, В. Пантин, В. Лапкин, Советский цирк, 06.11.1989
В критические моменты своей истории народ обращается к различным чудотворцам, предсказателям. Нам меньше всего хотелось бы, чтобы читатель причислил к ним авторов этой статьи. Это, скорее, попытка футурологического анализа прошлого. Верен ли он?

Двенадцатилетняя периодичность переломных дат российской истории хорошо известна. "Комсомольская правда" дважды в этом году напоминала нам о ней, и это неудивительно. Ведь нынешний 1989 год - год очередного ожидаемого перелома. В новогоднем номере поэт Андрей Вознесенский очень точно сформулировал задачу: "историкам, философам, социальным психологам предстоит еще обдумать эти совпадения и поведать их смысл не суетным, сенсационным языком, а языком мудрости". Как известно, четкая формулировка задачи - это уже половина решения, второй половины решения не пришлось ждать очень долго. 16 сентября 1989 года в той же "Комсомольской правде" была напечатана статья профессора З.Филера "Солнечный удар по истории человечества". Название этой статьи очень точно соответствует ее содержанию и, фактически, исчерпывает его.

Отныне, по мысли автора, историей займутся гелиобиологи: все померят, все объяснят, все подскажут. Слава богу, есть у них чувствительная аппаратура и широкий гуманитарный кругозор. Остается, правда, несколько неясностей. Непонятно, например, почему "солнечный удар" приходится лишь на русские головы, английскую историю гелиобиология объяснить не берется. Непонятно также, причем здесь вообще гелиобиология, если даты двенадцатилетней периодичности (1905, 1917, 1929, 1941, 1953, 1965, 1977, 1989) и пики солнечной активности (1918, 1929, 1938, 1948, 1956, 1968, 19,,,) так разительно не сходятся.

Впрочем, мы не против гелиобиологии, мы против попыток объяснить сложное через простое, против того, чтобы объяснения исторических процессов искажались вне истории., будь то солнце, злая воля отдельной личности или отдельного народа.

Исторический процесс не менее объективен, чем всемирное тяготение, и так же, как у всемирного тяготения, у него есть свой закон. И не для того вчера естественные науки отстаивали свою независимость от вмешательства вульгарной философии, чтобы сегодня навязывать гуманитариям свою вульгаризацию.

Объяснить историю с внеисторической точки зрения невозможно. Понимание истории может пройти только в историческом же контексте истории. Чтобы понять смысл двенадцатилетней периодичности переломных дат, необходимо, как минимум, постигнуть экономический и политический смысл всех этих переломов. Необходимо найти логику, можно даже сказать - философию продвижения от даты к дате. И лишь тогда, когда будут даны ответы на исторические вопросы, можно будет поискать физический смысл периодичности, но не наоборот.

Мы хотим предложить иную, чем у профессора Филера, логику смены дат. Попытаемся доказать ее, а также сделаем на ее основе ряд предсказаний, расходящиеся с предсказаниями З.Филера.

Точкой отсчета, на наш взгляд, является не 1905 год, а 1881 - год казни Александра II и воцарение Александра III. Именно в этом году Россия вступила на путь безрыночной монополистической бюрократической индустриализации.

Вот что писал по этому поводу историк М.Н.Покровский "80-е годы тяжелой полосой пересекли историю русской интеллигенции и русской культуры вообще. Что-то остановилось, что-то переломилось… То была пора перелома в русском народном хозяйстве, а вместе с тем и во всей народной жизни". Еще более определенно суждение Ричарда Пайаса: "Между 1878 и 1881 годами в России был заложен юридический и организационный фундамент бюрократически-полицейского режима с тоталитарными обертонами. Можно с уверенностью сказать, что корни современного (советского) строя следует искать скорее здесь, чем в идеях Руссо, Гегеля или Маркса"

Конечно, мнение Пайпса нам не указ, но мы-то знаем, насколько 1917 год был для страны более переломным, чем 1881, но при этом не надо забывать, что не может новая эпоха начаться сразу с крутого перелома. Общий закон циклического развития указывает, что первая фаза (утро) - эта фаза накопления потенциальной энергии и лишь вторая фаза (день) приводят к крутому перелому, когда утренние планы начинают реализовываться, потенциальная энергия переходит в кинетическую. Так что похоже, Пайпс был прав и есть резон считать, что наша эра началась в 1881 году. Заметим, что между 1917 и 1881 годами ровно 36 лет.

Да, именно 36-летия составляют действительный эволюционный цикл российской индустриализации. И если с 1881 по 1917 годы проходило зарождение общественного строя и экономической системы нового типа (формулирование задачи) , то с 1917 по 1953 гг планы эти были реализованы - индустриализация России стала реальностью. Период с 1953 по 1989 годы можно называть периодом вырождения созданной системы или периодом исчерпания всех ее возможностей. Таким образом мы видим, что 1989 год имеет значение куда большее, чем число в ряду себе подобных. Он завершает 36-летний период и открывает четвертую фазу безрыночной индустриализации России.

Пройдя три фазы развития, страна должна перейти в четвертую - период самоотрицания трех предыдущих этапов. Впрочем все это - тема большого отдельного разговора, пока же наша задача скромней - разобраться с тремя предыдущими этапами.

Каждая из циклических дат - 1881, 1917, 1953, 1989 годы - служит метой глубокого экономического и политического кризиса, прежней модели развития, за которым следует ее смена. Говоря кратко, в 1881 году Россия покончила не только с "царем-освободителем", но и с прежним переходным периодом либерализации, периодом ослабления режима государственного крепостничества. 1917 год покончил с самодержавием, со старым поместным и нарождающимся частным землевладением. 1953 год - со сталинско-бериевским вариантом чрезвычайной экономики и политики, основанной на механизме массовых репрессий. 1989 год на наших глазах ознаменовался кризисом аппаратно-бюрократической модели и ведомственной экономики, кризисом, задача преодоления которого легла на плечи нынешнего поколения. Каждая из этих четырех политических и идеологических революций (в широком смысле) открывает новый период крупных социальных сдвигов, на все последующее 36-летие определяет "физиономию" государства. При этом 1953 год подобен году 1881, поскольку радикальные перемены в управлении осуществлялись кабинетными методами, тогда как 1989 год подобен 1917-му, поскольку в процесс преобразования власти врывается плохо управляемая стихия массовых движений.

Все прочие даты 12-летней последовательности, то есть 1893 и 1905 годы в первом 36-летнем цикле, 1928 и 1941 годы - во втором, 1965 и 1977 - в третьем, несмотря на всю их важность, не могут считаться истинно революционными: они не означали создание новой модели развития, не означали создания нового аппарата, не породили принципиально новой идеологии, не ознаменовались открытием новаторских путей движения. Их значение в ином. Эти даты являются промежуточными вехами. Они выявляют внутреннюю структуру 36-летнего эволюционного цикла, три его фазы. Первая (начальная) фаза эволюционного цикла (1881-1893, 1917-1929, 1953-1965, 1989-2001(?) годы) - это фаза радикальной смены идеологии управления обществом, прихода к руководству "новых людей", начала формирования новой стратегии и новых организационных форм национального развития. Первые 3-4 года начальной фазы уходят на изживание старой бюрократии, присутствие которой в новом аппарате на первых порах необходимо и неизбежно. Бунге и ряд других деятелей администрации Александра II в правительстве Александра III, "спецы" в период военного коммунизма, "группа" Кагановича, Маленкова, Молотова до 1957 года, "титаны" ведомственной экономики до 1993(?)года.. Эти же рубежи характеризуют и появление у вершины власти людей нового аппарата…

Первые годы начального периода, как правило, мало результативны в экономике, ибо преобразования требуют порой и демонтажа прежних структур производства и управления. Все это еще как бы поиск магистрального пути, проба сил, подготовка почвы, "расчистка старых завалов" и наведение элементарного порядка. Реальный экономический подъем (особенно в отраслях крупной индустрии, отраслях, работающих на монопольный спрос государства) начинается лишь с середины этого периода (1887, 1923, 1959, 1996(?) годы). Этот экономический подъем в новых экономических условиях осуществляется еще на некой переходной основе, включающей элементы старого экономического порядка (подъем 1887 -1893 годов; НЭП в 1923-1929 годы; совнархозы 1959-1965; региональные модели развития в 1995-2001(?) годы).

Вступление во вторую (ортодоксальную) фазу развития (1893, 1929, 1965, 2001(?) годы) связано с завершением периода поисков и новаторства. Новый механизм политического единовластия, формирующийся к концу предшествующей фазы, концентрирует усилия нации в русле единой "новой идеологии", воплощая энергию масс в соответствующие хозяйственные формы. Формируется система накопления, далее неизменная на протяжении всего цикла. В 1893-1905 годах это уникальная система государственных обязательств, гарантирующая оплату крестьянским хлебом прибылей западноевропейских капиталов, развивающих российскую индустрию. В 1929-1941 годах это сталинские колхозы, главный ресурс для сталинской индустриалоизации (невозможной без массового раскрепощения страны). В 1965-1977 годах (от начала косыгинской реформы и до начала застоя) - это система сырьевых и территориально-производственных комплексов, позволившая обеспечить экономическое развитие страны за счет импортно-валютных вливаний. И наконец, с 2001 по 2013 будет расходоваться последний ресурс - аппарат управления.

Третья фаза - критическое для каждого 36-летия. Оно проходит под знаком крайнего индивидуализма всех людей. И если рыночная экономика только приветствует индивидуализм, то в экономической системе, рассчитанной на всеобщую синхронизацию усилий, индивидуализм быстро приводит к развалу (кто в лес, кто по дрова).

Характер вступления в эту фазу для разных циклов различен (1905, 1941, 1977, 2013(?)), но всякий раз сопровождается попытками реформировать господствующие принципы, не меняя сути. Столыпинская реформа как попытка упразднить общину, сохраняя помещика. Попытка ослабить контроль репрессивного аппарата над высшим армейским и политическим командованием в первые годы войны. Попытка реанимировать хозяйственную реформу в 1977 году, предварительно очистив аппарат от остатков "косыгинских" реформаторов.

Неудача этих попыток реформ подготавливает ситуацию нарастания к неустойчивости (1877-1881, 1913-1917, 1949-1953, 1985-1989, 2021-2025(?)) годы. И одновременно в эти годы формируются в качестве теневых механизмы хозяйствования и социальной ориентации, которые, с одной стороны, расшатывают устои уходящего, а с другой - служат прообразом будущих организационных форм. В 1913-1917 годах это военно-промышленные комитеты и другие ультрамонополистические формы, претендующие на всероссийскую монопольную организацию учета и планирования промышленного производства. В 1948-1953 годах это формирование элементов будущего "коллективного руководства", когда диктатура Сталина заметно ослабела. И, наконец, в 1985-1989 годах политика перестройки с ее антиведомственной направленностью, разрушением административных методов руководства и гласностью - прообразом будущих информационных систем.

Таким образом, четкое циклическое движение с 36-летним периодом заметно проясняет историю нашей родины конца XIX-XX века. Очевидно, что последовательные фазы не только диалектически отрицают друг друга, но и логически следуют одна за другой. Становится ясно, что наши революции меньше всего напоминают "солнечный удар" или "массовые полосы" (выражение из статьи З.Филера). Скорее , это - бой часов, сообщающий, что старой системе пора на покой, а новой пора за дело.

Особенно ярко цикличность истории показывает так называемый феномен "мартобря" (по Гоголю и Волошину). решающие сдвиги в переломные годы происходят, как это ни странно, в марте и в октябре- ноябре. Мартовский первотолчок, первая трещина старого монолита - это казнь народовольцами Александра II и воцарение Александра III 1 (14) марта 1881 г.; это Февральская (Мартовская) революция 27 февраля (12марта) 1917 г.; это смерть Сталина 5 марта 1953 г.; это, наконец, выборы 25 марта 1989 г - событие, которое, будет надеяться, необратимо изменило ситуацию в стране. Осенний этап, этап завершения периода "двоевластия", этап выявления и утверждения политического господства в стране форм и структур новой власти - это принятие осенью 1881 года "Положений" и "Правил", представляющих, по словам В.И.Ленина, фактическую российскую конституцию на последующие 30 лет; это Октябрьская революция 1917 года, установление Советской власти, национализация земли и финансов и начало национализации крупной промышленности, принятие первый декретов, создание ОНК и так далее, вплоть до разгона учредительного собрания; в 1953 году это окончательное укрепление позиций первого секретаря ЦК Хрущева, олицетворяющего интересы госаппарата и оттеснение Маленкова на "вторые роли" и, наконец, ноябрь нынешнего, 1989 года - начало подготовки к выборам в местные органы власти, второй съезд народных депутатов и иные, связанные с этими, события.

Благодаря "мартобрю" политический механизм страны получит мощнейший импульс для необратимой перестройки. Весной-летом следующего года процесс формирования политической системы завершается. А еще три года спустя завершается и процесс формирования той новой "команды", которой суждено будет стать олицетворением экономической политики в новой, грядущем цикле. Разрешение кажущегося противоречия между монополизмом будущего 36-летия и его административной направленностью в том, что на современном этапе экономического развития главнейшим звеном становится звено информационного посредничества - оно, видимо, и будет монополизировано, в то время как сами производители получат значительную свободу от административной опеки.

И все-таки найдутся те, кто не поверит в реальность исторических процессов, пока не найдут физической первопричины 26-летних циклов. Некоторым покажется оскорбительной сама идея такой точной синхронизации наших исторических реалий.

Существует день и ночь, зима и лето - это циклы визуальны и потому понятны нам. 12-летний и 36-летние циклы кажутся несуществующими, поскольку мы не ощущаем их кодконтрольными нам органами чувств. Неизбежность революций не имеет цвета и температуры и, тем не менее, эта неизбежность приходит к нам раз в 36 лет, как ежегодно приходит весна.

А вот куда приведет нас эта революция - зависит уже от нас. От каждого из нас.


Комментарии

Статьи >

Солнечные часы истории
418 | Г. Кваша,В. Пантин,В. Лапкин, Советский цирк, 06.11.1989
Азбука структурного гороскопа
4009 | Г. Кваша, «Советский цирк», 28.12.1989

Ваш гороскоп

Пол М  Ж

Гороскоп на сегодня

23.08.2017
Дракон
Крыса презентация
Бык легкий
Тигр в тень
Кот кармический
Дракон внимание!
Змея легкий
Лошадь свободный
Коза тяжелый
Обезьяна презентация
Петух эйфория
Собака в тень
Кабан лихая удача
подробнее ]

Гороскоп на месяц

Ссылки


Сайты Структурного Гороскопа, о существовании которых Григорий Кваша в курсе, и где можно встретить публикации автора: 
Структурный Гороскоп в Санкт-Петербурге
– S-Гороскоп        

По двум последним сайтам: Григорий Семенович Кваша не поддерживает мнения некоторых публикуемых там авторов.

                  
Яндекс.Метрика