Вторник / 28 мая / день Лошади

    Векторное кольцо

    Идет кристаллизация (кино)




    Постепенно темы откристаллизовываются, становятся стройнее. Пусть 1988 год принес всего две публикации, которые можно считать случайными, было ясно, что большой перелом уже произошел, теория уже состоялась, материалы убедительны, сногсшибательны, добротны и бастионы совдеповской журналистики вот-вот падут.

    Как и положено мистическому году, многие темы попали в кольцо времени и выпали из системы прогресса. Капитальные, как казалось, разработки по мультипликации, полководцам, классической музыке, кино Обезьян, кино Котов и т.д. так и остались без достойных публикаций. А чего стоит задуманная эпопея по литературе Драконов! Тем не менее гигантского размера достигает возрастная теория, очень мощно шагает тема женской власти. Начинаю прощупывать почву для раскрытия брачной системы. Временно становится не до векторного кольца. Четвертый и пятый тома ни разу даже не вспоминают о векторном кольце. Лишь в шестом томе на новом уровне всплывает знакомая тема.

    Кино – это вместилище иллюзий, это нематериальное вещество, искусство, в котором лишь воображение материально. Что мог значить в этом мире один из самых жестких материальных законов, такой как закон векторного кольца? Оказалось же, что всё наоборот. Кино – это концентрат энергии, потенциально более мощный, чем книга (сравнима с кино лишь музыка). Кино ориентировано на массовое восприятие, причем синхронное, когда один фильм смотрит сразу вся страна, смотрит, обсуждает, забирает в свой лексикон полюбившиеся словечки, выражения. Для создания такого энергетического концентрата все средства хороши, в том числе векторные взаимодействия, при которых выделяется бешеная энергия.

    Одним из таких энергетических шедевров стал фильм Никиты Михалкова "Неоконченная пьеса для механического пианино". В этом фильме все артисты подобраны идеально точно по векторному кольцу. Как смог режиссер, пусть даже очень талантливый, дойти до этого? Не сразу. Наблюдая примерно одну и ту же группу артистов, он ловил векторные искры, пытался понять их происхождение, выяснить признаки их приближения и т.д. Впрочем, чего тут гадать? Бог даст, ещё поговорю об этом с самим Михалковым. А пока только факты.

    В фильме "Свой среди чужих, чужой среди своих" Михалков ещё только нащупывает кольцо. Ярче других заявлена пара Богатырёв – Шакуров (Кабан – Дракон). Герой Шакурова обвиняет, бьется в истерике, гладит стекло, за которым герой Богатырёва. Все это очень векторно, но ещё без понимания смысла, без точной связи со смыслом фильма. Пара Богатырёв – Калягин (Кабан – Лошадь) не работает совсем. Даже удар, который якобы наносит Богатырёв, остался за кадром. Пара Пороховщиков – Шакуров (Дракон – Кот) почти незадействована, разве что эпизод со счетами. Единственная работающая пара в фильме – это то, что наиболее точно поймано режиссером: Михалков – Кайдановский (Петух – Собака). Тут блеск и мощь эмоционального взрыва, хотя в основном кольцо крутится в обратную сторону (это нестрашно), герой Михалкова – "пакостник", а герой Кайдановского – почти "хороший".

    Для первого опыта всё это совсем неплохо, однако нет главного условия векторного кино – главенства психологии над визуальными эффектами (погони, драки, операторские штучки). К тому же в фильме нет женщин, а без женщин половина векторного эффекта пропадает.

    По крайней мере, второй недостаток в следующем фильме был устранен. Появляется блистательная Соловей (Кабан) – снимается "Раба любви". Возглавляет векторные завязки вышедший из тени Калягин (Лошадь). Он режиссер "фильмы" и может беззастенчиво управлять бестолковым сценаристом, который "всё гениально переписывает", – Пастухов (Кабан), а также покровительствовать героине Соловей.

    Другой векторный остров еле живет, на одного Собаку (Басилашвили) два Петуха (Михалков и Стеблов). Один из вариантов не работает совсем (не сталкиваются в кино), второй работает, но еле заметен.

    Совершенно одинок в фильме Нахапетов (Обезьяна), его диалоги с Соловей – это разговоры глухонемых, двух одиноких людей, замкнутых в своем внутреннем мире. Наверное, именно таким и был замысел режиссера, но зрителю от этого не легче, он хотел страстей и не получил их.

    Однако всё оправдает следующий фильм, в котором все предыдущие достижения (такие крошечные) вдруг вырастают до гигантского, грандиозного масштаба. Непостижимо, что такой фильм снимает 31-летний режиссер.

    Центральное звено векторного ромба – это четыре Кабана (Табаков, Богатырев, Пастухов, Соловей). Почему именно Кабаны? Кабан – прекраснейший знак для природной, натуральной, но достаточно пустой жизни. Много красивых слов, но никакого реального дела. Одним словом, настоящий дачный знак.

    Для управления такой мощной группой Кабанов одной Лошади (Калягин) мало. На помощь приходит Ромашин (естественно, Лошадь). Именно им двоим предназначена роль разоблачителей и укротителей. Они-то точно не пустоплясы, они знают, что делать, а если не знают, то желают узнать.

    Петрик (Ромашин) в основном сосредоточен на Шербуке (Табаков). Снисходительно простив Шнрбуку несколько бестактностей (заманивание), Петрин устраивает за ужином сокрушительный разнос. Вместе с Шербуком ошарашены и все остальные Кабаны. Певцам самоценности аристократизма так трудно выстоять против целенаправленности и упорства рабочей лошадки.

    Впрочем, ударная доля обличительной атаки исходит от Калягина (Платонова). Пастухова (Глагольева) он буквально растворяет в кислоте презрения и безразличия, Богатырёва (Войницева) неоднократно высмеивает, сравнивает с колоколом, в который звонит кто попало, без всякого смущения уничтожает его в глазах молодой жены. В конце концов попросту уводит жену. Ну и, наконец, сама Софья Егоровна (Соловей). С ней Калягин творит что-то запредельное. То уводит в воспоминания, то осмеивает, то целует, то отвергает. Всё это на грани реальности и фарса, сыграть всё это так, чтобы осталась полная уверенность истины без ноты фальши, может лишь векторное кольцо.

    Итак: победа социального лошадиного темперамента над кабаньим пустопорожним жизнелюбием? Нет и ещё раз нет. Оба наши разоблачителя находятся под бдительным присмотром хозяйки всего этого бала – Войницевой. Ее играет Шуранова, родившаяся в год Крысы. Ее героиня не пускается в абстрактные дискуссии, не поддерживает разговоров о высоком. Ее цели просты и естественны, позиция беспроигрышна. Ромашин сдается ей без боя, по определению, Калягин пытается сопротивляться, но без особых шансов на успех. Она побеждает в сцене объяснений на качелях, она празднует триумф в сцене с поцелуем, да и в концовке её прогноз на будущее хоть и циничен, но не лишен реализма. Так у кабаньего тела в фильме оказывается лошадиная голова с крысиным носом.

    Однако есть у кабаньего тела ещё и длинный хвост. Слугой Кабана остается Дракон. В фильме этот знак представляет Евгения Глушенко (Сашенька Платонова). Самая милая, самая безобидная, её не смущает пустота кабанье-дачного существования, напротив, она восхищена затейливостью и шиком кабаньего племени, она ни с кем не воюет, она всеми восхищается. Герои Богатырёва и Соловей поднимаются ею очень высоко (в этой паре знаков не до конфликтов – сплошное милование).

    Хвост идет дальше. Выясняется, что безобидный (для Кабанов) Дракон может быть достаточно грозным надзирателем для Кота. Котом является Кадочников, играющий Трилецкого. Он выпивает и спит в кресле, время от времени начиная храпеть. Деликатной Сашеньке это не нравится, она стыдит отца. Защитить старика может лишь сын, которого играет Михалков. Михалков родился в год Петуха, а Петух – слуга Кота. Все эпизоды, разыгрываемые в хвосте векторного монстра, проходные, но в этом фильме нет ничего лишнего, и каждый эпизод помогает в создании единого векторного пространства.

    Единственным человеком, не вовлеченным в векторную круговерть, остается Яков (Никоненко). Но ведь и это оправдано: Якову нет дела до господ, господам нет дела до Якова. Абсолютное одиночество на шумном балу.

    Уникальный фильм! Второго такого векторного шедевра, может быть, и во всём мировом кино нет.

    В дальнейшем Михалков отказывается от векторных достижений. В "Нескольких днях из жизни И.И.Обломова" к огромному кабаньему телу (Табаков, Богатырёв, Пастухов, Соловей, Авангард Леонтьев) приделана маленькая, старенькая, ворчливая лошадиная голова (Попов), которой хватает на замечания одному лишь Обломову. В остальном Кабаны предоставлены самим себе, крутят между собой треугольник, что окончательно закрепляет торжество сонного царства. Задача фильма безусловно решена, автор празднует победу, но немножко грустно, что нет былых страстей, и немножко скучно…

Содержание >

Ваш гороскоп

Пол М  Ж

Гороскоп на сегодня

28.05.2024
Лошадь
Крыса лихая удача
Бык тяжелый
Тигр презентация
Кот легкий
Дракон эйфория
Змея тяжелый
Лошадь внимание!
Коза легкий
Обезьяна свободный
Петух тяжелый
Собака презентация
Кабан кармический
подробнее ]

Гороскоп на месяц

Ссылки


Сайты Структурного Гороскопа, о существовании которых Григорий Кваша в курсе, и где можно встретить публикации автора: 
Структурный Гороскоп в Санкт-Петербурге
– S-Гороскоп        

По двум последним сайтам: Григорий Семенович Кваша не поддерживает мнения некоторых публикуемых там авторов.

                  

Просмотры >

Яндекс.Метрика