Среда / 28 июня / день Крысы

Кошкин дом

2833 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №30, 01.07.1995
приложение к «Московской правде» 




«Котам нельзя! С котами нельзя! Брысь! Слезай, а то милицию позову!» — кричала кондукторша из романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Сам же Михаил Булгаков (1891—1940) родился в год Кота и всю свою творческую жизнь прожил в России кошачьего 36-летия (1917—1953). Так что Котам в это время не только не было ничего запрещено, но, напротив, все сходило с рук, все удавалось.

Строго говоря, это 36-летие принадлежало трем знакам — Коту, Козе и Кабану (каждому по 12 лет). Но в имперское время открытые знаки имеют значительное преимущество, ибо олицетворяют единение народа и подъем государства.

Лидерство Кота в означенном 36-летии очевидно, однако не стоит все несчастья этого времени сваливать на сам знак. Коты и мучители, и мученики, и праведники, и грешники. Тяжелое им выпало время — убить крестьянскую Россию, родить индустриальную, выиграть, разделить имперскую Россию на национальные территории.

Уже 1917 год показал новый стиль российского времени. Если роль Ленина сводилась, в основном, к долгому дореволюционному воспитанию партии нового типа, то Троцкий (1879—1940) подобно Коровьеву буквально «соткался из воздуха» и явился истинным гением (злым или добрым — кому как нравится) и революции, и всей Гражданской войны. Произошло это оттого, что сама стихия революции, ее внезапные повороты, кровавые вспышки, авантюризм гораздо ближе вечно бунтующему Коту, чем планомерной Лошади.

Впрочем, необходимо помнить, что прекрасный партизан, кавалерист и бунтовщик, Кот остается самым слабым полководцем, ибо не в состоянии просчитать будущее сражение, целиком уповая лишь на внезапность, смелость и везение. Поэтому, оставив полководческую славу Петухам, 3меям и Обезьянам, Кот прославился как классический комиссар. Троцкий был, по сути, комиссаром и вдохновителем всей российской армии, создав ее из ничего, подобно все тем же булгаковским специалистам по материализации чувственных идей. На микроуровне образ классического комиссара на собственном примере вывел Дмитрий Фурманов (1891—1926), также, разумеется, Кот.

Однако истинный царь кошачьего царства не торопился выходить на первые роли. Как это и бывает в сообществе братьев наших меньших, лидером стал самый некрасивый, невоспитанный и злобный Кот. Именно Сталин (1879—1953) встал на царство, которое благополучно длилось до самого конца 36-летия.

Сталин был бездарным полководцем, бездарным политиком, да и вообще малокультурным человеком. Однако все эти недостатки ничего не стоили перед единственным достоинством — масштабом личности. Тиран и деспот, но вселенского масштаба, а стало быть, самый лучший для второй (кошачьей) фазы самого главного имперского цикла в мировой истории.

Сталин и Булгаков, Сталин и Мандельштам (1891—1938) — в каждой из таких пар противостояли великие глобалисты. Булгаков — венец мировой и прозы, Сталин — последний всемирный деспот. Они не открывали новых дорог, они закрывали длинную череду мировых персонажей. Кот ведь не только завершитель, но еще и реализатор: его дело — итоги. Кстати, разрушительный пафос легко можно увидеть и в романе Булгакова, недаром сгорает рукопись, сгорают дома, исчезают люди, но никто не рождается, ничего не возникает.

Милые кошачьему сердцу погромы можно видеть и на кинопленке. В лучшем фильме главного режиссера 36-летия Григория Александрова «Веселые ребята» то коровы громят банкетный зал, то музыканты крушат все подряд на заурядной репетиции.

Фильм настолько угодил Сталину, всей стране и даже миру бесшабашной, ликующей радостью в лохмотьях, что пойманное настроение пытались удержать на все 36-летие. В «Цирке» (1936) чуть причесанная атмосфера кошкиного дома еще сохранилась. Но уже в «Волге-Волге» (1938) свет тускнеет, а в «Светлом пути» (1940) уже все фальшь. Впрочем, после войны у Александрова открылось второе дыхание: фильмы «Весна» (1947), «Встреча на Эльбе» (1950) одновременно и пафосные, и игривые, одним словом, соответствующие своему времени и его главному знаку.

Еще сильнее тяга к пафосу видна у Котов-актеров. И если в другие эпохи и в другом исполнении богатыри выглядят ненатурально, то Котов патетика только украшает. Первейший в этом ряду, конечно же, Николай Черкасов (1903—1966). Его Александр Невский, вещающий лозунгами, или режиссер Громов из «Весны» — вот лицо эпохи. «Кто на Русь с мечом придет, от меча и погибнет» — разве это не главные слова 36-летия, ушедшего на подготовку к войне, войну и послевоенное восстановление? И Кот, как один из самых боевых знаков, лучше других показывал, как надо жить. Павел Кадочников (1915—1988) — это майор Федотов, умудрившийся в немецком застолье выпить «За нашу победу»! («Подвиг разведчика», 1947). Он же Алексей Мересьев («Повесть о настоящем человеке», 1948). Истинное народное лицо эпохи — Борис Андреев (1915—1982): Саша Свинцов («Два бойца», 1943) или Илья Муромец.

Разумеется, национальный характер всего народа не может воплотить один знак, пусть даже всего на 36 лет. Нужен хотя бы один оппонент. Лучший вариант второго полюса — это Кабан (в следующем 36-летии такой парой будет пара Лошадь-Тигр). Идеальную пару для всей эпохи изобразили Борис Андреев и Марк Бернеc (1911—1969, Аркадий Дзюбин в фильме «Два бойца»). Кот — простой, открытый, внушительный, былинный пафосный герой, и Кабан — ироничный, хитроватый, скрытный, но не менее героический и самоотверженный. Кроме Бернеса, были и другие народные любимцы кабаньего племени — Михаил Жаров (1899—1981) (Meншиков — «Петр Первый», 1937; Семибаб — «Беспокойное хозяйство», 1946), Сергей Столяров (1911—1969, Мартынов «Цирк», Алеша Попович «Илья Муромец») и т.д.

Насколько пафос пронизывал все мироощущение народа, показывает замечательный детский фильм «Тимур и его команда» (1940), поставленный Александром Разумным (1891—1972). Даже дети превращаются в пламенных трибунов, и все это натурально, без всякой фальши.

Если кино находилось в то время под строжайшим контролем государства и лично товарища Сталина, то в литературе не все было однозначно. Она жила своей жизнью, не подчиняясь указующему персту главного Кота. Кроме Булгакова и Мандельштама активно и честно творили Викентий Вересаев (1867—1945), Николай Заболоцкий (1903—1958), Константин Симонов (1915—1979), Михаил Светлов (1903—1964). Особое место в нашей литературе занимал Илья Эренбург (1891—1967), уникально совместивший честность пера и близость к верхам. Роль в Отечественной войне Эренбурга необычайно велика.

Удивительное дело, но даже музыка, не подверженная государственному ритму сфера, явление скорее интернациональное, все же сделала поворот в сторону кошкиного дома. В первую очередь речь идет о гениальном Сергее Прокофьеве (1891—1953), умершем чуть ли не в одночасье с «большеусым». Другой гений — Арам Хачатурян (1903—1978), создатель «Гаянэ» (1942) и «Спартака» (1954).

Архитектурным символом эпохи стал завораживающе-мрачный знаменитый «Дом на набережной» (комплекс на улице Серафимовича) архитектора Бориса Иофана (1891—1976), хотя, прямо скажем, Коты далеки от лидерства в архитектуре, в которой, как и в военном деле, лидируют логики (Петух, Бык, Змея). «Дом на набережной», а не Кремль или Университет — это и есть самый главный кошкин дом, в котором толкают речи, веселятся, арестовывают, предают, доносят, а потом завешивают былые грехи мемориальными досками...

И все-таки самым удивительным в феномене доминирования одного знака на протяжении 36 лет является выживаемость Котов в сталинской мясорубке.

То ли Сталин чувствовал своих и не карал, то ли время их охраняло. Уж на что Мандельштам перешел все пределы возможного, а и того Сталин не велел убивать. Эренбург, единственный член антифашистского еврейского комитета, который не был расстрелян, не был даже арестован. Тот же Михаил Булгаков и белую гвардию воспел, и за границу рвался, ни одной буквой не польстил новой власти, а остался жив и даже был опекаем хозяином страны. Как вышло, что Николай Вавилов был репрессирован, а его родной брат, родившийся в год Кота, Сергей Вавилов (1891—1951) возглавил Академию наук?

Еще загадочнее судьба некоторых Котов-иностранцев. Например, избежал преследования главнокомандующий финнов Карл Густав Маннергейм (1867—1951), воевавший против нас две войны, а в результате ставший президентом Финляндии (1944—1946). Был оправдан фашистский преступник Франц фон Папен (1879—1969).

Многих Котов еще можно было бы вспомнить: сталинского патриарха отца Сергия (Старогородского) (1867—1944), Николая Вознесенского (1903—1950), в 40 лет уже возглавлявшего Госплан. Ясно, что то суровое 36-летие было звездным временем Кота, знака весьма любимого в России. После 1953 года Кот заметно помельчал и стал совсем ручным, подчинившись другим, более мощным знакам. Помните, как писал Маршак: «Тили-тили-тили-бом! Погорел у кошки дом. Не найти его примет. То ли был он, то ли нет»...

Следующая статья — о доме Лошади, строившемся у нас с 1953 по 1989 год.



Комментарии

Статьи >

Оптимистическая трагедия
2570 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №35, 01.12.1995
Фамильные тайны
2607 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №34, 01.11.1995
Театральная жизнь
2431 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №33, 01.10.1995
Могучая кучка
2601 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №32, 01.09.1995
Кошкин дом
2834 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №30, 01.07.1995
Колесо фортуны
3168 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №29, 01.06.1995
Царство разума
2723 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №28, 01.04.1995
Тоталитарный двойник
2791 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №27, 01.03.1995
Конец чрезвычайки
2534 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №26, 01.01.1995
Часы пробили — народ начал смеяться
2492 | Г. Кваша, «Российская Астрология» № 6, 01.01.1995

Ваш гороскоп

Пол М  Ж

Гороскоп на сегодня

28.06.2017
Крыса
Крыса внимание!
Бык легкий
Тигр в тень
Кот тяжелый
Дракон презентация
Змея свободный
Лошадь кармический
Коза тяжелый
Обезьяна лихая удача
Петух легкий
Собака в тень
Кабан эйфория
подробнее ]

Гороскоп на месяц

Ссылки


Сайты Структурного Гороскопа, о существовании которых Григорий Кваша в курсе, и где можно встретить публикации автора: 
Структурный Гороскоп в Санкт-Петербурге
– S-Гороскоп        

По двум последним сайтам: Григорий Семенович Кваша не поддерживает мнения некоторых публикуемых там авторов.

                  
Яндекс.Метрика