Четверг / 27 апреля / день Тигра

Черная революция

2323 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №42, 01.07.1996
приложение к «Московской правде» 




Структурное понимание истории, казалось бы, отрицает нравственную оценку исторических событий. Мы не в состоянии осуждать наступление второй фазы после благополучной первой, как не в состоянии осудить наступление промозглой осени после теплого лета. Однако назвать наступившее время черным мы имеем право. Итак — черная революция — это переход из тишины первой фазы в бурю второй.

Пафос революции, безусловно, разрушительный, энергия, копившаяся всю первую фазу, наконец-то переполняет страну, происходит взрыв всеобщей ненависти, желание все уничтожить, ибо терпения медленно все переделывать ни у кого нет. В этом смысле большевики, разлюбившие песню о «разрушении до основания», довольно точно выразили мысль черной революции.

Казалось бы, разрушение — это всегда зло, однако с исторической точки зрения это не очевидно. Бывают задачи настолько крупные, что простой эволюцией они не решаемы, и только в пустыне, выжженной черной революцией, можно построить здание нового мира. Помните, какие слова выбрал Михаил Булгаков для эпиграфа к своему бессмертному роману: «Я — часть той силы, что вечно хочет зла... и вечно совершает благо...» В роли такого дьявола приходит черная революция, она жаждет зла, т.е. уничтожения, но через 36 лет сереет, еще через 36 лет превращается в белую революцию и начинает творить благо — строить принципиально новый мир.

Облик дьявольский для второй фазы напрашивается сам собой, уже в первой фазе пророки, заглядывавшие в будущее, видели «бесов», ну а во второй фазе в любом портрете вождя можно было глазами Иванушки Бездомного увидеть лица подручных сатаны. И дело даже не в том, что Ленин, Сталин или Троцкий похожи на врага рода человеческого — сатанеет весь народ, иначе он не выбрал бы себе таких вождей. Народ, подобно Иванушке Бездомному, через некоторое время прозревает, но кропить помещение или вызывать мотоциклы с автоматчиками уже поздно, дьявол правит свой бал, и пока бал не кончится. ничего сделать с черной фазой нельзя.

О вождях 1917 года говорят, что это люди без роду, без племени, чуть ли не выродки. Но так ли это? У Ленина замечательная атмосфера в семье его родителей должна была взрастить спокойного, уравновешенного человека, но не взрастила. Вмешалось время, искривившее пространство тихих семей.

Отцом буйного Петра I был Алексей Михайлович, прозванный Тишайшим. Кроме Петра у Алексея были и другие дети, но время, создавшее этого гиганта (во многих смыслах), упорно двигало к власти именно его. Припадочный Петр будто специально создан для безумств второй фазы. Полистайте «Поиски империи» (публикуется в «МП») — от библейского Саула до нашего Сталина вторые фазы полнятся моральными и физическими уродами (Менаше, Яннай, Тарквиний Спесивый, Сулла, Лев I, Константин V, Вильгельм II Рыжий, Генрих VIII и т. д.). И всюду уродство сочетается с поистине демонической мощью и темпераментом.

Не у всех из них удалось проверить сочетание годового и зодиакального знаков, но там, где это удалось, поражает негармоничность этого сочетания. Может, это и есть главный способ вмешательства времени в ход тихой генетики?

Удивительной особенностью черных революций является их целенаправленность. Казалось бы, слепая сила вырвалась из недр народа с одной целью -крушить все подряд, ан нет, всегда какая-нибудь цель найдется. Во второй Византии боролись с иконами, в третьей России рубили окно в Европу, в четвертой Англии внедряли политэкономию, а в четвертой России диктатуру пролетариата. Белым революциям, которые действительно строят новый мир, в этом смысле везет меньше — они просто строят, без лозунгов и трепотни.

Важнейшим в теоретическом плане является весенне-осенний перевертыш. Дело в том, что внутри большинства людей глубоко укоренилось природное восприятие мира. Эти люди чувствуют, что I фаза — это зима, а потому от черной революции (они же еще не знают, что она черная) ждут не осени террора и разрушения, а весны освобождения и строительства. «Я верю — город будет, я верю — саду цвесть» — так думали многие, так видели многие. Черноту революции увидели единицы — Андрей Платонов, частично Михаил Булгаков. Из его «Собачьего сердца» очень четко эту черноту вытащили на экран авторы нашумевшей экранизации.

Черная революция третьей Англии (1509) начиналась как великий праздник. Первый наследник и Белой и Алой роз, красивый, статный Генрих VIII, друг великих просветителей, вызывал большие ожидания не только у народа, но и у умнейших и тончайших людей того времени — Эразма Роттердамского, Томаса Мора, Джона Колета.

Вот слова Мора на коронацию Генриха VIII: «День этот рабства конец, этот день начало свободы... Страх не шипит уже больше таинственным шепотом в уши, — то миновало, о чем нужно молчать и шептать. Сладко презреть клевету, и никто не боится, что ныне будет донос, — разве тот, кто доносил на других».

Так умнейшие люди встречали приход одного из самых кровавых и грязных правителей в английской истории. Стоит ли и нам удивляться, что в 1917-м большевиков приветствовали многие светлейшие умы.

Таким образом, после свершения черной революции наступают как бы два времени года -реально осень (террор, доносы, насилие), а в сознании многих и очень многих — весна. Появился даже определенный стиль в современных фильмах о тех временах («Утомленные солнцем»), в которых внешняя весна, свет, смех, радость и внутренняя чернота, гниль...

Весь западный мир (а по ритму Запада сейчас идет вся Америка, вся Западная Европа, вся Африка, часть Азии) сейчас с наслаждением пользуется плодами свободной конкуренции, свободной торговли, всемирной финансовой и промышленной революции. И невдомек им, что это благо — завоевание не собственно западного ритма, а открытие четвертого имперского цикла Англии. Черная революция того цикла (1797), вскормленная идеями Адама Смита, сулила манну небесную, а принесла разрушение векового уклада, нищету, трущобы, непосильный труд.

Нет, Адам Смит не ошибся, новые экономические принципы принесли империи мощь и силу, но ведь и большевики не ошиблись, они тоже создали сверхмощную державу. Но какова цена?

«Результаты промышленного переворота доказывают, что свободная конкуренция может производить богатство, не принося с собой благосостояния», — так писал крупнейший специалист по промышленному перевороту в Англии Арнолд Тойнби (просьба не путать с его племянником Арнолдом Джозефом Тойнби, пытавшимся создать всеобщую теорию истории).

Что еще нам остается на память о черной революции? Ленинская кепка, сталинская трубка, образы полубогов, однако таких близких, понятных, родных.

Уничтожая все подряд (храмы, алфавит, сословия), перенося столицу, меняя одежду, обрезая бороды, черная революция разрывает в нашем сознании связь времен, лишает нас понятия рода и племени. Мы больше не наследуем отцам и дедам. Вместо персональных отцов у нас теперь один общий — будь то Генрих VIII, Гай Марий, Альфред Великий или Петр I. Ну а как почувствовать сыновьи чувства огромному народу к одному единственному человеку? Только через собирательный образ самого народа, сконцентрированный в одном человеке. Вот почему народ-плотник полюбил царя-плотника (Петр I), народ-крестьянин полюбил царя-крестьянина (Саул или Сервий Тулий), а народ-воин — царя-воина, как это было во времена Святослава: «идя в поход, возов с собой не возил, шатра у него не было, а спал он на конском потнике, положивши седло под голову; так вели себя и все его воины».

Черная революция, черная отметина в истории любого имперского народа для структурного гороскопа ценна тем, что по ее координате начинается для нас поиск очередного имперского цикла. Конечно, не всегда все так ярко, как штурм Зимнего в 1917 году. Однако без трудов видна революционность 1689 года, покончившего с неопределенностью и двоевластием, года сумбурного и рокового одновременно. Много паники и сумбура было в Англии 1797 года. Неудачное начало войны с Францией, страх перед ее революцией. «Паника, вызванная в 1796 году попыткой французов под командой Гоша вторгнуться в Ирландию, пробудила такие страсти, которые превратили страну в чистый ад» (Дж. Грин). А тут еще крупнейшее восстание на флоте (1797). В том же 1797-м наступает перелом, паника исчезает, приходят первые победы над французским флотом. Хорошо известны кровавые революционные события 945 года на Руси, когда Ольга пожгла древлян.

Однако далеко не все черные революции выглядят революционно. Угораздило вовремя умереть Генриха VII (1509), внезапна с обыденной точки зрения, но неизбежна с исторической, смерть Дмитрия Донского в 1389 году.

Ну и, конечно, образ черной революции неотделим от образа гражданской войны, иконоборцы против иконопочитателей, красные против белых, правоверные против неверных...

Серая революция слегка снимет накал страстей, но окончательно примирить одних с другими сможет лишь белая революция.




Комментарии

Статьи >

Страшный сон
2672 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №47, 01.12.1996
Американский Бык
2567 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №46, 01.11.1996
Прощай, Империя
2441 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №45, 01.10.1996
Белая революция
2385 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №44, 01.09.1996
Серая революция
2255 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №43, 01.08.1996
Черная революция
2324 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №42, 01.07.1996
Дети разных народов
2780 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №41, 01.06.1996
Векторная радуга
2758 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №40, 01.05.1995
Зверский юмор
2383 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №39, 01.04.1996
Вундеркинды и недоросли
2384 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №38, 01.03.1996
Большое откровение
2362 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №37, 01.02.1996
Угар НЭПа
2413 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №36, 01.01.1996

Ваш гороскоп

Пол М  Ж

Гороскоп на сегодня

27.04.2017
Тигр
Крыса в тень
Бык лихая удача
Тигр внимание!
Кот легкий
Дракон в тень
Змея эйфория
Лошадь презентация
Коза кармический
Обезьяна в тень
Петух тяжелый
Собака свободный
Кабан легкий
подробнее ]

Гороскоп на месяц

Ссылки


Сайты Структурного Гороскопа, о существовании которых Григорий Кваша в курсе, и где можно встретить публикации автора: 
Структурный Гороскоп в Санкт-Петербурге
– S-Гороскоп        

По двум последним сайтам: Григорий Семенович Кваша не поддерживает мнения некоторых публикуемых там авторов.

                  
Яндекс.Метрика